March 6th, 2012

Может ли быть старость в радость? О жизни пенсионеров-датчан


Да, может. Если вы живете в Дании. Здесь забота о стариках – это долг не детей, как это принято у нас, а долг государства. Датчане платят высокие налоги, за счет которых финансируется эта и другие сферы датского общества.

Сразу отмечу, что пенсии здесь по датским меркам невысокие и одинаковые для всех, независимо от стажа, образования и научных степеней. Пока ты работаешь, принудительно платишь определенный процент от зарплаты и плюс самостоятельно делаешь сбережения. Поэтому у кого высокая зарплата, у того и большие сбережения.

Пенсионеры получают положенную пенсию и то, что накопили сами. На сегодняшний день пенсионеры – это те, кому 65 лет и старше. С 2020 года эта планка будет повышена до 68 лет. По состоянию здоровья есть возможность уйти на пенсию в 62 года, но это стало дорого для государства и будет скоро отменено.

Но главное, что здесь бросается в глаза, – это развитая сеть домов престарелых, где обученные государственные работники ухаживают за стариками. У всех жителей есть на это право. Как только приходит момент, когда старики уже не в состоянии о себе позаботиться, им предоставляется место в доме престарелых, куда они переезжают со своей мебелью. За это надо платить, но пенсии на это хватает, и еще остается.

У меня есть знакомые старики – жена в доме престарелых, а ее муж в своем доме. Дети и внуки навещают ее где-то раз в неделю, на день рождения несут выпечку, на чай приглашают и других жителей дома престарелых. Говорить про то, что родители живут в доме престарелых, датчанам совсем не стыдно, это совершенно нормально, и старики воспринимают это так же. Они понимают, что дети должны работать и смотреть за своими детьми. В доме престарелых стариков моют, кормят, а кроме того развлекают, вывозят на экскурсии, приглашают парикмахера и маникюршу.

Для многих стариков переселиться жить в дом престарелых – это означает свыкнуться с мыслью, что ты уже не в состоянии позаботиться о себе, и многим дается это нелегко. Страх перед своей немощностью – вот что прежде всего смущает их при таком выборе.

Те, кто живет своих домах, квартирах и у кого есть еще силы, получают помощь для уборки, закупок, приготовления еды. За символическую плату. Но сейчас, в период финансового кризиса, политики урезают выделение денег на заботу о пожилых. Теперь уборка выполняется не каждые 2 недели, а каждую третью, а банные дни в домах престарелых не 4 раза в неделю, а два.

Вообще, пенсионеры в Дании – люди активные. Участвуют в локальной жизни, играют в гольф, много путешествуют, ходят на охоту, на курсы языков, учатся работать на компьютере и так далее. У них есть время и деньги! Кредит за дом к этому времени, как правило, выплачен, дети зарабатывают свои деньги, внуки в яслях, садах, школах.

Бабушки и дедушки с удовольствием помогут забрать внуков из детского сада, посидеть с ними, когда они болеют, – если нет никаких планов и не надолго. Зато бабушки часто приглашают детей и внуков на ужины, на кофе, в поездки, дарят подарки. Родители моего мужа – активные и незаменимые помощники, но все все заранее планируется, а детали точно оговариваются. Но когда речь идет о болезни, конечно, все вопросы отпадают.

Быть стариком везде сложно, но в датском обществе созданы все условия, чтобы облегчить жизнь и старикам, и их близким.
promo alexkolos may 20, 2017 14:00 141
Buy for 10 tokens
Что делать с российскими городами и как их обустроить, чтобы и самим жить было приятно, и заморским гостям не стыдно было показать, именно эту проблему на днях обсуждали на форуме «Среда для жизни. Квартира и город». И мне повезло побывать на этом грандиозном мероприятии. Отдельный…

Когда успокоится Путин

Запись взята из блога Николая Сванидзе. Мне понравилось его мнение......




На своей встрече с представителями ОНФ кандидат Путин предупредил общественность, что некие силы ищут среди заметных людей «сакральную жертву»: «Сами грохнут, извините, а потом будут власть обвинять. Там такой народ на все способный». На мой взгляд, это очередное проявление неадекватности на эмоциональной почве. Из того же разряда, что «бандерлоги» или «контрацептивы». Судя по всему, Владимир Владимирович очень нервно переживает нынешнюю кампанию. Поэтому иногда говорит странные вещи.

Слова про «сакральную жертву», во-первых, нагнетают ситуацию. А она и без того нервная, напряженная и острая. Вместо того, чтобы успокаивать – чего от Путина, кстати, ждут его избиратели – он еще больше нагоняет страха, причем довольно беспочвенного. Он так и не пояснил, что имеет ввиду. Ведь это не разговор кумушек на базаре. Путин - реальный глава государства, пусть даже формально и второе лицо. Когда озвучиваются такие вещи, они должны иметь под собой какое-то основание.

Если он знает, что на кого-то готовятся покушения, то, как глава государства, должен взять этих людей под охрану, обеспечить их безопасность. Если есть информация о будущих исполнителях преступления, тогда они должны быть задержаны или как минимум взяты под пристальное наблюдение. Если же у него нет такой информации, то незачем и говорить.

Что это за странное заявление со стороны главы государства, что кого-то кто-то собирается «грохнуть»? Это намек на Березовского? Возможно. От Бориса Абрамовича много чего можно ожидать, но тогда об этом нужно сказать. Как предупреждение это не работает. Все равно если, не дай Бог, что-то произойдет, не оправдаешься, что я же предупреждал. Ответственность все равно будет нести государство. Ведь люди могут и возмутиться: Владимир Владимирович, дорогой! Так вы, значит, были в курсе и ничего не сделали? Грош цена тогда вашим спецслужбам, вашей полиции и всей вашей силовой вертикали. Напрасные слова, с какой стороны ни посмотри – и с точки зрения нагнетания ситуации, и с точки зрения общего представления о поведении главы государства. Думаю, что сдают нервы. Потому что это иррационально.

Я уже говорил, что вся кампания Владимира Владимировича была выдержана в духе конфронтации. Кругом враги, придется драться, но с нами Бог и победа будет за нами – умремте ж под Москвой! Сплошная оборонительно-тревожная линия. Но она расходится с ожиданиями его избирателей. Главный соус, под которым подавался кандидат в Президенты Путин – курс на стабильность. Будет Путин – будет стабильность. Логика, конечно, довольно сомнительная. Тогда нужно вообще отменить выборы и наслаждаться бесконечной стабильностью.

Ну хорошо, предположим, что граждане такую логику приемлют. Зачем же тогда постоянные пугалки? Ведь обещана стабильность. Причем ВСЕМ россиянам, а не только тем, кому ты нравишься. И бедным, и богатым. И образованным, и необразованным. И жителям Москвы и Питера, и жителям провинции. Президенту России нельзя отталкивать от себя какую-либо группу населения. Нельзя вбивать социальные клинья – кто не с нами, тот против нас. Соответственно, довольно странно говорить про пятую колонну, митингующую за бабки госдепа. Граждане страны в достаточном количестве выходят на улицу на согласованные митинги и с законными требованиями. Кремль боем не берут, штурмовать институты власти не призывают. В чем тогда дело, какие претензии? Курс на конфронтацию выглядит в этой ситуации очень неадекватно. Но к этой линии вдобавок присоединяются еще и тревожные пугалки – оранжевая угроза, сакральная жертва. Они хотят, чтобы люди вообще сна лишились?

Обычные обыватели, избиратели Владимира Владимировича Путина, хотят покоя. Они готовы ему поверить еще один раз, потому что им нужна уверенность в завтрашнем дне и спокойствие. Они не хотят, чтобы кого-то «грохали», как в 90х, возвращением которых все время пугают. Казалось бы, нужно вести себя ровно наоборот – все будет хорошо, спокойно и никто никого не грохнет, все вы мои дети, а я всем вам – отец, и бедным, и богатым. Но, похоже, нервы не выдерживают.

Думаю, что у Путина до сих пор нет ответа на вопрос, почему все так изменилось после рокировочки 24 сентября и думских выборов. Чего вдруг люди, которые прежде спокойно сидели по домам и по социальным сетям, стали выходить на улицы и чего-то требовать? Чем недовольны, чего не хватает? Пожрать есть, выпить есть, одеваться стали более лучше. В чем проблема? Ответа нет, и это заставляет Путина нервничать. Это лишает его уверенности, что он выиграет в первом туре. Отсюда такие эмоции.

Сегодня многое зависит от того, насколько быстро Путин успокоится. Очевидно, что он победит. Может быть, во втором туре, но с большей долей вероятности в первом. Выборы-то безальтернативные, и побеждать некого. Важно, чтобы после выборов он успокоился и вспомнил, что является президентом ВСЕЙ страны. Потому что не исключается и такая позиция: ну че, получили, бандерлоги? Поняли теперь, кто в джунглях хозяин? То-то мы теперь с вами поиграем!

Последняя вариант будет иметь очень деструктивные последствия. Зажим независимых СМИ, диктат псевдопатриотической, а на самом деле мракобесной риторики. Добром это не закончится. При том, что будут скакать тарифы на ЖКХ, на улицы выйдут уже не только люди с высшим образованием. Выйдет та самая провинция, которая сегодня составляет электоральную опору Путина. Тогда уже никакой ОМОН не поможет. Поэтому придется что-то менять в системе. Придется не на бумаге бороться с коррупцией, иначе она все сожрет. А значит, нужна прозрачная политика, нужна прозрачная экономика. Соответственно, реформы.

Если Путин на следующий день после выборов на холодную голову придет к подобному выводу, то у нас есть шанс. И у него тоже.