February 15th, 2012

ОБРАТНЫЙ ВЫКУП АКЦИЙ ВТБ: НЕ ТОЛЬКО ПОДКУП ИЗБИРАТЕЛЕЙ, НО И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОВЕРИЕМ

Уже много было высказываний по поводу выкупа акций ВТБ-24. Вот наткнулся на интересное мнение.

Юрий Болдырев написал вчера в 12:37

И почему у нас выборы президента так редко? Ведь как перед выборами руководители вдруг умнеют. А как добреют!

Активны и внимательны к кадрам и претенденты – кандидаты, альтернативные нынешней власти. Так, двое из пяти кандидатов предложили, например, мне, войти в свои коалиционные команды. Сергей Миронов – на пост Генерального прокурора. Геннадий Зюганов – на роль еще более многоплановую и для меня интересную. Это последнее предложение (не само приглашение в команду, но именно предложенное дело) заслуживает отдельного разговора – вернемся к этому в одной из ближайших колонок.

Сейчас же потренируемся в роли кандидата в Генпрокуроры. Хотя я по специальности и не юрист, тем не менее, рискну попробовать сдать «кандидатский в генпрокуроры минимум».

Начнем издалека – с того, как власть не по дням, а по часам «дозревает» до элементарного и очевидного.

Еще совсем недавно «модернизацию» начинали, что называется, с перевода стрелок – и в прямом, и в переносном смысле. Стрелки энергоэффективности перевели с абсурдных для нефтедобывающей страны (да еще и столь северной) тарифов на топливо и электричество - на всерьез ни в чем не повинные, мирные и безопасные лампочки накаливания. Стрелки эффективности госуправления: с бесконечного дублирования функций при полной безответственности - на сжатие диапазона часовых поясов. Стрелки заботы о здоровье населения: с паразитической прокладки в системе государственного здравоохранения в лице страховых компаний - на отмену сезонного перевода часов. Наконец, стрелки обеспечения приемлемых условий работы, быта и отдыха в северной стране – на «освобождение» граждан от обязанности ходить на работу (и, для значительной части, получать за это зарплату) в течение почти двух недель после Нового года…

Но это все было раньше, до кампании по выборам президента. Теперь же кандидат от того же «тандема» на полном серьезе нам разъясняет, что вопросы о переводе часовых стрелок, как в части сжатия часовых поясов, так и в части отмены сезонных переводов, можно и пересмотреть обратно. Да и зимние каникулы перед самыми выборами показались, вроде как, длинноваты – наконец-то, можно половину от них перенести на май. Так, глядишь, дождемся и реабилитации бытовых лампочек накаливания?

Но это все, тем не менее, относительные мелочи. По большому счету, масштаб этих инициатив совершенно не тот: что в исходном «реформаторском» варианте, что в варианте обратном – возвращения к привычному и никак здравому смыслу всерьез не противоречившему. Другое дело – операции вроде «народных IPO». Здесь, согласитесь, было ради чего руководителям государства выступать, буквально, рекламными агентами акционерных обществ. Ведь если бы не соответствующая раскрутка силами главных пиарщиков страны (понятно, я имею в виду не каких-то привлеченных маркетологов, а непосредственно руководителей государства), очевидно, никто не стал бы столь массово вкладывать свои трудовые сбережения в акции «Роснефти» и «ВТБ» - слишком не прозрачное управление и потому совершенно неясные перспективы. Далее же, как известно, «рынок расставил все по местам». В том числе, указал на свое место простодушным гражданам, доверившимся своей власти. Рыночная стоимость акций «ВТБ» упала примерно вдвое, и далее никакие заклинания не в силах вернуть ее хотя бы приблизительно к стоимости исходного размещения. А уж о дивидендах и вообще смешно говорить.

Так что же, обманули наивных? Разумеется. Сколь сознательно? Отдельный интересный вопрос. То есть, не хочу клеветать на властителей. Говоря прокурорским языком, изживаю в себе «обвинительный уклон». Допускаю, что властители и сами не ожидали такого поворота. Может быть, они действовали так не специально. Но ведь факт: абсолютно безответственно.

Уточняю: если вам, как руководителю государства, что-то представляется или кажется, это еще ни в коем случае не основание для того, чтобы злоупотреблять доверием граждан в интересах конкретных коммерческих структур. А что «Роснефть» и «ВТБ» - не благотворительные организации, а коммерческие структуры (и с зарплатами руководителей, несопоставимо превышающими зарплаты и высших госслужащих), в этом, надеюсь, ни у кого нет сомнений?

Кстати, это не означает, что создать эффективный механизм для надежного инвестирования средств, заработанных своим трудом простыми «маленькими» людьми, в принципе невозможно. Утверждаю, что возможно. Но для этого надо сначала создать или перестроить специальные отрасли, например, инфраструктурные, именно как отрасли с гарантированной на определенный период (двадцать - двадцать пять лет) рентабельностью. С жесточайшим контролем за тем, чтобы ни одна копейка из такой госпротекции (гарантированной рентабельности - не высокой, в реальном исчислении не более 7-10 процентов, но железно гарантированной) не ушла не только «налево», но даже и просто на излишние «представительские» и в целом необоснованно более шикарное житье «топов», нежели официальная зарплата, например, федерального министра. Это, повторю, возможно. И, с моей точки зрения, целесообразно – никакие столь искомые иностранные инвестиции не потребуются. Но ведь это сначала надо сделать, обеспечить, и лишь после этого рекламировать…

Теперь же ошибка - массовое введение людей в заблуждение высшей государственной властью, выступившей в недопустимой для нее функции - вроде как, признана. Не вполне внятно, но все же признана. Хотя лишь как ошибка какая-то общая, непонятно, чья именно. Но если непонятно, чья ошибка, то столь же и непонятно, за чей счет ее исправлять?

Согласитесь, направить широким жестом целую тысячу тяжким трудом премьера заработанных рублей как взнос в солидарную с организаторами оплату штрафа за превышение численности митинга на Поклонной (сами не ожидали, что столько народу соберется? – здесь желателен «смайлик», но он почему-то в моих текстах в «Гайдпарке» искажается) – это истинное благородство (еще один смайлик). А вот за свой личный счет покрыть издержки сотен тысяч простых «маленьких» акционеров «ВТБ», необоснованно доверившихся настоятельному совету руководителя государства? Это я уже всерьез, безо всяких «смайликов».

И еще аспект проблемы. Да, людей обманули. Но не всех, а лишь тех, кто решился поиграть, причем, зная, что играет на свой страх и риск. И если бы доверившиеся власти акционеры выиграли, никому и в голову не пришло бы с них что-либо брать в нашу общую пользу. Даже налоги на дивиденды у нас ниже, чем налоги на труд. Но акционеры проиграли. Сами проиграли. И винить за это могут исключительно себя и плюс, разумеется, того, кому доверились. Больше некого. И никому в голову не пришло бы их как-либо спасать и что-либо им компенсировать, если бы не …выборы. Если бы тот, кто их обманул (повторю, пусть даже и невольно – продолжаю изживать в себе «обвинительный уклон»), если бы тот, кто их точно подвел, не баллотировался бы сейчас в президенты.

Что ж, если ты такой добрый к введенным ранее тобою в заблуждение акционерам, так компенсируй их издержки. Пожалуйста, компенсируй, но только за свой личный счет.

Понятно, с учетом того, что до выборов всего три недели, а все предшествующие годы эта проблема власть не сильно интересовала, прямой подкуп избирателей (тех из них, кто поддался на посулы и стал акционером «ВТБ») все равно был бы налицо. Но если бы ущерб компенсировался из личных средств кандидата, то хоть не было бы другого - злоупотребления доверием остальных граждан.

Поясню. Если бы у кандидата - главы правительства не было ресурса давления на банк. Более того, если бы руководитель этого банка прямо не зависел бы от главы Правительства… Напомню, Правительство по Конституции уполномочено управлять федеральной собственностью. И на собрании акционеров руководитель этого банка отчитывается о своей работе практически перед Правительством – перед назначаемой им коллегией представителей государства. Хочет руководитель банка руководить и далее? И рискнет ли не выполнять волю или хотя бы пожелание главы Правительства? Да побежит, что называется, впереди паровоза – сам выдвинет нужную инициативу, как это и подано в данном случае.

Так, может быть, это «медвежья услуга»? Прошу прощения за невольный каламбур – партию «ЕР» я в виду не имел и никоим образом на нее не намекал. Тем более, что и сам кандидат – премьер, как мы видим, от этого своего детища теперь тщательно дистанцируется…

Но, внимание: как представитель собственника (государства), председатель Правительства, кстати, не уходящий в отпуск на период принятия руководством банка решения об обратном выкупе акций, обязан действовать в интересах собственника. В интересах государства - нас с вами. Но:

ОБРАТНЫЙ ВЫКУП У ГРУППЫ ЧАСТНЫХ АКЦИОНЕРОВ ИХ АКЦИЙ ПО ЦЕНЕ, ВДВОЕ ПРЕВЫШАЮЩЕЙ РЫНОЧНУЮ, ОЧЕВИДНО, ДЕЙСТВИЕ ПРОТИВ ИНТЕРЕСОВ ОСТАЛЬНЫХ АКЦИОНЕРОВ, ПРОТИВ СОБСТВЕННИКА.

Против нас с вами как сособственников, совладельцев (прошу прощения за неточность этих юридических терминов – это образы, отражающие истинную суть), против сограждан государства, против большинства из нас.

Подчеркиваю: даже если бы не одобрил публично «самостоятельное» решение главы «ВТБ», а лишь скромно промолчал бы. Но тогда не было бы эффекта «доброго царя». Так одобрил действия зависимого от себя руководителя «ВТБ» публично. Одобрил действия против интересов собственника «ВТБ», против государства и нас с вами. Это – прямое злоупотребление нашим доверием в процессе управления нашей федеральной собственностью. Тем более, что мотив предвыборного подкупа, согласитесь, отрицать трудно.

Что в итоге?

Первое. Для меня очевидно, что этот обратный выкуп – совершенно откровенный и прямой подкуп перед выборами избирателей. Точнее, той их части, что ранее была обманута, стала участниками «народного IPO», а теперь, не исключено, будет искренне благодарить спасителя.

Второе. Столь же очевидно, что этот щедрый подарок-подкуп – не за свой счет и даже не за счет избирательного фонда кандидата, а за счет наш с вами общий – за счет граждан всей России.

Может быть, слишком строго? А вы какого Генпрокурора предпочитаете?

Сейчас на поддержку этой моей позиции ЦИКом и судом рассчитывать, разумеется, невозможно. Во всяком случае, пока с ней не выступит Генеральный прокурор – такой, который был бы независим от кандидата – премьера хотя бы чуть-чуть более, нежели руководитель «ВТБ».

Остается надеяться, что понимание сути этого щедрого подарка–подкупа за наш с вами общий счет, так или иначе, дойдет до всех остальных граждан-избирателей. До того абсолютного большинства избирателей, кто своими деньгами-то уж точно не собирался участвовать в подкупе простодушных акционеров «ВТБ» ради победы на выборах 4 марта конкретного кандидата.
promo alexkolos august 2, 2018 23:08 86
Buy for 10 tokens
Наверное, трудно назвать ту местность, где я живу Лас-Вегасом, туговато у нас с развлечениями. Но иногда у здесь происходят такие действия, которым по сложности и уникальности нет аналогов в мире! Как устройство весом 314 тонн транспортировать по воздуху, а потом установить на рабочее место с…

Зачем Михаил Прохоров,богатейший человек России, ввязался в борьбу за президентсво

Журнал "Forbes" задался вопросом:"Зачем третий номер в списке "Forbes" Михаил Прохоров ввязался в борьбу за президентское кресло и что он хочет получить" и опубликовал материал под названием "Михаил Прохоров.Политика,ложь и миллиарды":

Зачем третий номер в списке Forbes ввязался в борьбу за президентское кресло и что он хочет получить

Когда Михаил Прохоров 
после сеанса связи с Кремлем вернулся к сторонникам, ждавшим его в ресторане «Недальний Восток», и объявил: «Произошел рейдерский захват партии», — это выглядело так, будто спектакль о походе миллиардера в политику кончился. Только в мае владелец холдинга «Онэксим» с помпой возглавил «Правое дело» — а уже в сентябре его лишили полномочий лидера. Разъяренный Прохоров указал на инициатора партийного раскола — кремлевского куратора политсистемы Владислава Суркова — и заклеймил его «кукловодом». Казалось, поставлена точка, после которой одному из богатейших россиян в политике делать нечего.

Однако через три месяца Прохоров продрался сквозь толпу журналистов в агентстве «Интерфакс», придвинул к себе микрофон и заявил: «Я принял самое важное решение в своей жизни. Я буду баллотироваться в президенты».

Что заставило первого в России бизнесмена, замахнувшегося на высочайший пост, вступить в игру, участники которой его однажды кинули? Когда Forbes обсуждал этот вопрос с Прохоровым, всплыла история Вилли Старка — героя романа Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать». Сыграв на амбициях начинающего лидера, политтехнологи использовали его в своей игре, но тому надоело транслировать ложь, и он отвязался — стал самостоятельным и был избран в губернаторы. «Я поступил так же, как Старк: всех послал и вернулся», — резюмировал Прохоров.
Однако его реальная эпопея оказалась не столь романтической.
Большая разборка в маленьком Норильске

«В марте-апреле 2011 года мы смотрели очередную стратегию [«Онэксима»] — как развиваться в ближайшие 10 лет. И поняли: если не произойдут радикальные изменения, например в налоговой системе, стоимость бизнеса будет падать. Профессия бизнесмена — с точки зрения роста капитализации — в России загибается. Что делать: продать сейчас или запустить предпродажную подготовку и в середине 2012 года все зачищать?» — так Прохоров описывает момент, когда решил вмешаться в происходящее. Ответ нашелся быстро: «посмотреть на проблему с другой стороны» и пойти в политику, чтобы сломать систему изнутри. Тем более, добавил Прохоров, у него было правило: раз в восемь лет начинать что-то новое.

Предыдущий поворот Прохоров объясняет именно этим. В 2001 году он сменил банковское дело на управление горнодобывающей компанией и переместился из Москвы в Заполярье. Неизвестный публике 36-летний банкир начинал бизнес еще студентом Финансовой академии — варил с приятелем Александром Хлопониным джинсы. Авантюризм у него в крови: в начале века дед поверил в столыпинский призыв и уехал на свободные земли в Забайкалье, где стал зажиточным крестьянином (при советской власти его раскулачили).

В «Онэксиме» Прохоров долго оставался в тени компаньона, Владимира Потанина. Главным его достижением, по воспоминаниям коллег, были удачные переговоры по реструктуризации долга группы после банковского кризиса 1998 года. Потанин же брал на себя отношения с властью и стратегическое управление промышленными активами, в первую очередь «Норильским никелем».

Директором предприятия «Онэксим» поставил Александра Хлопонина, затем Джонсона Хагажеева, а потом настала очередь Прохорова. Ему пришлось решать проблемы, доставшиеся от предшественников. Новый гендиректор победил ужасающих масштабов воровство суровым контролем, алкоголизм — спортом, нарушения дисциплины — улучшением условий труда и материальными стимулами.

Прохоров рассказывает, что, когда он заступил «управлять сложной системой», северяне не приняли его. Кульминацией их отношений стал эпизод с забастовкой на обогатительной фабрике «Надеждинская». Толпа из 400 человек прижала Прохорова к печи и была готова растерзать его, но гендиректору удалось завязать непринужденную беседу с одним трудящимся, с другим — так и выбрался из народных масс. «Через девять месяцев рабочие стали спрашивать, что надо делать, чтобы выросла капитализация, — утверждал Прохоров. — Мы изменили правила системы, и она изменилась сама».

Эти истории высвечивают важные черты «политика нового типа». Источник в холдинге Потанина «Интеррос» рассказывает, что Прохоров склонен преувеличивать свои подвиги — возмущенные рабочие могли освистать директора, но не поколотить. Победоносные реформы были невозможны без подготовки почвы предшественниками. Управленческих открытий Прохоров не совершил — он принял очевидные меры и проконтролировал исполнение.

«Прохоров из той категории людей, которая любит эпатаж — это их стиль решения проблем, — рассказал Forbes его бывший подчиненный в «Норникеле». — Он всегда был не очень самостоятелен в своих идеях, ему формировали повестку разные люди. Умеет быть энтузиастом, но не очень долго — загораясь идеей, посылал сигнал подчиненным, и если никто не подхватывал, то проект угасал». Сам Прохоров, сыграв в дуэте с Потаниным важную, но не первую роль, упорно подчеркивал свою независимость и самостоятельность.

Их развод проходил весело. Потанин надеялся выкупить долю в «Норникеле» — они с Прохоровым подписали соглашение на этот счет. По инициативе Прохорова условия раздела бизнеса многократно изменялись. После долгих прений экс-партнеры вроде бы договорились. Но внезапно выяснилось, что схожее соглашение есть у будущего политика и с Олегом Дерипаской, который предложил лучшую цену. Прохоров остался с горнорудными, металлургическими и энергетическим активами, а также с гигантским количеством кэша.

Развод и, в частности, сделка с Дерипаской, наверное, самая большая удача в карьере Прохорова. Ведь незадолго до кризиса, в апреле 2008 года, он получил более $5 млрд и долю в «Русале». В 2009 году Прохоров оказался на вершине российского списка Forbes с состоянием $9,5 млрд.

В мае 2011 года к деньгам добавилось желание что-то изменить в судьбе России. «Путин — политик старого типа, а новые фигуры должны обладать опытом управления большими системами и принятия непопулярных мер», — объяснял он свои преимущества. Управление «Онэксимом» его не очень интересовало, и он делегировал эту функцию гендиректору Дмитрию Разумову. Их общий знакомый рассказал Forbes, что идею начать с «Правого дела» шефу подбросил именно Разумов.

По словам нескольких источников Forbes, к участию в правой партии Прохорова подтолкнули хорошие знакомые — члены семьи первого президента России Татьяна и Валентин Юмашевы. Якобы они помогли организовать встречу с руководителями страны. Юмашевы от комментариев отказались, а Прохоров эту информацию отрицает: «У меня есть друзья, с которыми я могу посоветоваться, но это не значит, что они участвуют в моей кампании».

Прохоров может похвастаться знакомствами. Еще с середины 1990-х годов он сотрудничал с Владимиром Путиным. Они с Потаниным развивали бизнес в Петербурге и создали Балтонэксимбанк, обслуживавший экспортно-импортные операции. Как говорит источник в «Интерросе», глава комитета мэрии по внешним связям Путин содействовал в поиске клиентуры для банка. С той поры видимых конфликтов с «национальным лидером» у Прохорова не случалось.

Приняв окончательное решение идти в политику, миллиардер попросил у секретаря телефон (своего мобильного нет, «информационная гигиена») и набрал номер главы «Правого дела» Бориса Надеждина.
Кукольный театр

«Правое дело» никогда не было заметной политической силой. Партия образовалась в результате объединения Демпартии России, «Гражданской силы» и Союза правых сил. Впрочем, весной 2011 года Кремль счел, что стране не хватает правого проекта, опирающегося на сильного, но договороспособного лидера, — и решил вдохнуть жизнь в захудалую партию.

Алексей Кудрин и Игорь Шувалов отказались ее возглавлять. Поэтому, услышав голос миллиардера, Надеждин оживился. «Привет, это Прохоров. Вам лидер еще нужен?» — донеслось из трубки. Предложение открывало «Правому делу» блестящие перспективы. С администрацией президента кандидатура Прохорова к тому времени была согласована, рассказывают источники Forbes, знакомые с бизнесменом.

Проект разворачивался с невероятной скоростью. Съезд, переговоры с Кремлем, желтые билборды со слоганом «Сила в правде». Со временем Прохоров дистанцировался от старого состава «Правого дела». Его советник, депутат от ЛДПР Рифат Шайхутдинов возглавил штаб и выкурил оттуда либералов.

Споткнулся он, набирая новых соратников. Кандидатура Евгения Ройзмана, адепта силовой борьбы с наркотиками, со сроком за кражу (судимость была снята в 1980-е), не понравилась Кремлю. Сурков однажды уже не разрешил Миронову включить Ройзмана в список «Справедливой России», не собирался он делать исключение и для Прохорова. Однако лидер «Правого дела» решил товарища не сдавать.

Когда в Кремле поняли, что Прохоров договариваться не будет, лояльные власти члены партии совершили «рейдерский захват» и проголосовали за устранение миллиардера из списка. Прохоров надеялся решить вопрос, созвонившись с Кремлем. После очередного звонка и была произнесена фраза об украденной партии, а позже — обвинения в адрес Суркова.

Тихий оппозиционер

Спустя три месяца, 12 декабря, Прохоров объявил в «Интерфаксе», что баллотируется на пост главы государства, и оппозиция пустилась собирать улики. Раз срок подачи заявления истекал 9 декабря, значит бумага зарегистрирована задним числом. Следовательно, ЦИКу и власти нужен карманный кандидат Прохоров, которого и уломали в последний момент. Но такая версия не согласуется с менее заметными событиями, предшествовавшими митингам.

В ноябре Белый дом выпустил релиз: комиссия по иностранным инвестициям в стратегические отрасли под руководством Путина не разрешила перерегистрацию головной компании «Полюс Золото», Polyus Gold International. Чтобы попасть на более престижную секцию «прайм» Лондонской биржи, компанию следовало перевести с острова Джерси в Лондон. Сторонники Прохорова сочли это знаком того, что власть недовольна смелостью миллиардера. Один из близких знакомых Прохорова рассказывал, что в его компанию зачастили проверяющие из различных инстанций (впрочем, Прохоров и Разумов называют проверки плановыми). «После скандала с «Правым делом» проблем особых не было. Мы удара не ощутили», — утверждали они в разговорах с Forbes.

Миллиардер на революционера и правда не тянул. Он больше не публиковал резких текстов в своем блоге. Прохоров утверждает, что задумался о втором походе, узнав, что съезд «Единой России» выдвинул в президенты Путина: «Я здорово разозлился и ближе к 1 октября понял, что буду участвовать в президентских выборах». На этот раз, рассказывает кандидат в президенты, решили действовать тайно.
Прохоров говорит, что осенью создал «тихую структуру», которая в регионах учила сторонников собирать подписи — 500–700 человек в день. Вместе с ними, по его словам, в тренингах участвовали сотрудники «Аптечной сети 36,6», гендиректором которой является сторонник Прохорова Артем Бектемиров. Пресс-секретарь Прохорова Юлиана Слащева уточнила, что в том числе на основе «36,6» с ноября строилась сеть агитаторов и подписчиков. Впрочем, признаков масштабных подпольных учений Forbes обнаружить не удалось. «Я узнал о выдвижении Прохорова в декабре, когда он уже сдал уведомление в ЦИК, и сам позвонил ему, предложил поддержку в сборе подписей, — сказал Артем Бектемиров. — Более детально мы поговорили уже на съезде сторонников в Финансовой академии [15 декабря]».

Однако, по словам нескольких бизнесменов, знакомых с ситуацией, Белый дом был осведомлен об амбициях Прохорова и не возражал.

После выборов в Госдуму Прохоров занял системную позицию: «Кремлю придется серьезно поработать над уровнем менеджмента в политической системе». Когда протестующие против фальсификаций 7000 человек вышли на митинг у Чистых прудов, Разумов спросил Прохорова: «Ну что, пойдем на Болотную [10 декабря]?» Тот отказался. Потом объяснил, что к тому моменту разработал план подачи заявления в последний возможный день, 9 декабря, и не хотел привлекать к себе внимания. По словам Прохорова, Разумов не входил в круг из четырех человек, посвященных в детали операции по выдвижению.

Внятных объяснений, зачем Прохоров тянул с подачей уведомления, так и не последовало. При этом за два месяца «подготовки» он не написал программы. На конференции 12 декабря после заявления о «самом важном в жизни решении» Прохоров уклонился от вопросов.

Только 15 декабря на первой встрече со сторонниками в Финансовой академии он объяснил свои мотивы: «Те, у кого все есть, должны идти в политику — они будут честными и бескомпромиссными; если в нашей стране везет только тысячам людей, я хочу, чтобы везло десяткам миллионов».
Своих не сдаем

«Вы остаетесь другом Путина или нет?» — спросил Прохорова пенсионер. Прохоров замялся. «Народ должен решать, кто хороший, а кто плохой, — начал он отвечать, пожав плечами. — Я видел людей, которые искренне поддерживают Путина. Я не сторонник Путина. То, что он делает, я считаю неправильным».

Диалог состоялся в самой гуще митингующих на проспекте Сахарова. Мужчину, похожего на секьюрити, который помогал Прохорову пробираться сквозь толпу, кандидат в президенты позже аттестовал своим помощником — он «ходил без охраны». Прохоров дружелюбно парировал выпады, уклонялся от снежков, которые швыряли коммунисты, и только отношения с Путиным обсуждал неохотно.

Позже корреспонденты Forbes пришли разговаривать с кандидатом в предвыборный штаб. Штаб размещался в кабинете с табличкой «Прохоров Михаил Дмитриевич, гражданин Российской Федерации», а в приемной гостей ждали мультивитамины и спортивная пресса, секретарши выше 180 см и двухтомник Андрея Караулова «Русский ад». Прохоров заявил, что даст коррупционерам временную амнистию, а тех, кто не заплатит подоходный налог «с напиленного» до Нового года, посадит.

Когда речь зашла о Путине и его друзьях, ставших в нулевые годы миллиардерами, — Ротенбергах, Ковальчуках и др., — Прохоров не захотел развивать эту тему. И только услышав, что уход от ответа подтверждает версию о том, как они с Путиным дали взаимные гарантии на случай разных результатов выборов, Прохоров разговорился. «Если на личных счетах у Владимира Путина ничего нет, а есть у его друзей, значит друзья пусть платят налог, — высказался он. — У нас для всех равные правила. На всех распространяются».

К штабу Прохорова примкнули бизнесмены Максим Ноготков («Связной»), Сергей Недорослев («Каскол»), Михаил Слободин (ТНК-ВР), экономист Константин Сонин, экс-министр труда Александр Починок. Из поп-звезд со времен «Правого дела» его поддерживают Алла Пугачева и Андрей Макаревич, к которым присоединились режиссеры Петр Тодоровский и Петр Лунгин, баскетболист Андрей Кириленко. В команде снова оказался Евгений Ройзман.

Выпущенная штабом программа представляет собой либеральную декларацию, ключевым словом которой можно назвать «упрощение». Упростить Прохоров хотел бы многое: налоговую систему, бюрократический аппарат, оборот земель, систему отчетности полицейских, армию. Предложение платить гражданам зарплату без вычетов, чтобы они сами строили фискальные отношения с государством, выглядит почти либертарианской вишенкой на этом торте.

Готов ли кандидат от бизнеса отстаивать декларируемые ценности в открытой схватке с властью? Разумов рассуждает не о схватке, а об игре: «Если мы думаем, что нам нужны эволюция, перемены, а власть говорит, что готова поиграть, — то почему и нам не поиграть с ней?» Неудивительно, что главным объектом для критики миллиардера становится не кандидат власти, а Сергей Миронов и Геннадий Зюганов, которых Прохоров окрестил «старичками» и «проплаченными спойлерами».

Зачем же Прохоров затеял игру с властью? Миллиардер не согласен с амплуа второго плана, его интересует только главная роль. «Я всю жизнь работал первым номером и принимал решения сам, — несколько раз за интервью Forbes повторил Прохоров. — У меня вообще голова не ложится в эту модель — быть чьим-то подчиненным».

Интересно, помнит ли Прохоров, что Вилли Старка к власти привел бунт против коррупции, а не желание пройти кастинг на заметную роль в истории.